twilight-zone.ru

Секс с родной матушками

Обошла все церкви в Москве, читала отксеренные книги: В году я закончила полиграфический техникум вместе со своей сестрой Мариной. Осенью нужно было выходить на работу. Поехали на недельку — и мне так понравилось! Как будто дома оказалась. Игумения молодая, умная, красивая, веселая, добрая. Сестры все как родные. Она была уверена, что я там немножко потусуюсь и домой вернусь. Тебе на работу выходить, ты образование получила, какой монастырь?

Сейчас я понимаю, почему нас так настойчиво звали. Там было всего человек 30, все молодые. Предстояло много тяжелой работы по восстановлению. Нужно было больше молодежи. Не думаю, что он искренне заботился о том, как у меня сложится жизнь.

У нее была какая-то темная история. Она занималась бизнесом, каким — точно сказать не могу, но московские сестры рассказывали, что ее деньги добыты нечестным путем. Было видно, что это человек совершенно не церковный, мирской, она даже платок не умела завязывать.

С ее приходом все начало меняться. Ольга была ровесницей матушки, обеим было чуть за Но, видимо, она все-таки нуждалась в подруге. Ольга сразу взяла все в свои руки, стала секс с родной матушками порядок. Матушка любила общение, к ней ездили священники, монахи из Рязани — всегда полный двор гостей, в основном из церковной среды. Так вот, Ольга со всеми рассорилась. С кем ты дружишь? Матушка всегда выходила с нами на послушания послушание — работа, которую дает монаху настоятель; обет послушания приносят все православные монахи вместе с обетами нестяжания и безбрачия.

Ольга все это прекратила. У матушки появилась своя кухня, она перестала с нами работать. Сестры высказали матушке, что у нас теряется монашеская общность тогда еще можно было высказывать. Как-то поздно вечером секс с родной матушками созывает собрание, показывает на Ольгу свою и говорит: Это моя самая близкая сестра, а вы все завистники. Руку никто не поднял: Это был переломный момент. Мирской дух Ольга была действительно очень способная в плане добычи денег и управления.

Она выгнала всех ненадежных рабочих, завела различные мастерские, издательское. Приезжали бесконечные гости, перед ними надо было петь, выступать, показывать спектакли. Жизнь была заточена на то, чтобы доказать всем вокруг: Детей взяли на воспитание!

Ольга тайком от епархии организовала подпольную деятельность: Машина ночи напролет штамповала церковные облачения, которые потом сдавали перекупщикам. Храмов много, священников много, поэтому доход от облачений был хороший. Собачий питомник тоже приносил неплохие деньги: Еще монастырь издавал книги от лица несуществующих издательств. Скрывать от епархии деньги считалось за добродетель: Одежду и обувь нам жертвовали миряне.

Потом монастырь завел дружбу секс с родной матушками одной обувной фабрикой — там делали ужасную обувь, от которой сразу секс с родной матушками ревматизм. А у меня мама сама бедствовала, привозила мне рублей секс с родной матушками полгода. Хотите — валите. Мы не девки, мы воины. Вырабатывалось такое сектантское чувство исключительности. Я тебе говорю — надо делать, как нас матушка учит! А еще нас запугивали: Вас изнасилуют, вы попадете под машину, переломаете ноги, родные будут болеть. Тем не менее первое время сестры постоянно приходили и уходили, их даже считать не успевали.

Первым секс с родной матушками ударом был уход одной из старших сестер. Незадолго до ухода она стала замкнутой, раздражительной, начала куда-то пропадать: Стала срываться, отдаляться от сестер. У нее секс с родной матушками находить коньячок, закусочку.

В один прекрасный день нас созывают на собрание. Матушка говорит, что такая-то ушла, оставила записку: Хочу жить в миру. С тех пор каждый год уходит как минимум одна сестра из числа тех, кто жил в монастыре с самого начала. Слухи-то из мира доносятся: Если ты средь бела дня с сумками попрешься к воротам, закричат все: Потом приезжали за документами. Я получила права и стала выезжать в город на фургоне. А когда человек начинает постоянно бывать за воротами, он меняется.

Я стала покупать спиртное, но деньги-то быстро секс с родной матушками, а в привычку уже вошло, — стала потаскивать из монастырских закромов вместе с подружками. Там была хорошая водка, коньяк, вино. У них без конца были гости: Потом всей толпой уезжали в ее загородный дом — там с утра до ночи горел телевизор, играла музыка. Матушка стала следить за фигурой, носить украшения: В общем, стала вести себя как женщина.

Смотришь на них и думаешь: А потом уже стало на все это насрать. Мы привыкли к монастырю, как привыкают к зоне. К маме на шею? Меня никогда не тянуло ни детей рожать, ни замуж выходить.

Матушка на многое закрывала. Кто-то доложил, что я выпиваю. Никаких моралей уже не читали. Она всегда хотела сделать меня своим духовным чадом, последователем, почитателем. Вкрадчивая всегда такая, говорит шепотом. Мы ехали в машине в матушкин загородный дом: Едем молча, и вдруг она говорит: Я думаю, ты такая же, как.

Меня как обухом по голове ударили. После этого, естественно, она стала всячески пытаться секс с родной матушками меня избавиться. Спустя какое-то время матушка меня вызывает и говорит: Мы тебя зовем к себе, а ты вечно дружишь с отбросами.

Ты все равно будешь делать то, что хочешь. Я не могла адаптироваться, скучала по монастырю. Даже ездила к нашему духовнику. Ты с кем живешь, с мамой? Мама в храм ходит? У тебя есть высшее образование? И тут мне звонит секс с родной матушками — через месяц после последнего разговора — и просит тающим секс с родной матушками Это что-то бабское, в жопе шило.

Но я не могла сопротивляться. Мама пришла в ужас: